Законодательство
Самарской области

Самарская область

Законы
Постановления
Распоряжения
Определения
Решения
Положения
Приказы
Все документы
Указы
Уставы
Протесты
Представления






Самарская91.txt.3726
Самарская

ОБЗОР УПРАВЛЕНИЯ СУДЕБНОГО ДЕПАРТАМЕНТА ПРИ ВЕРХОВНОМ СУДЕ В САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ
"АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ПРАКТИКА РАЙОННЫХ СУДОВ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ЗА ЯНВАРЬ - МАРТ 2006 ГОДА"

Официальная публикация в СМИ:
"Судебная практика", (Приложение к информационному бюллетеню управления Судебного департамента в Самарской области) № 2(21), июнь 2006 года






УПРАВЛЕНИЕ СУДЕБНОГО ДЕПАРТАМЕНТА ПРИ ВЕРХОВНОМ СУДЕ
В САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ

ОБЗОР

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ПРАКТИКА РАЙОННЫХ СУДОВ
ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ
ЗА ЯНВАРЬ - МАРТ 2006 ГОДА

1. В соответствии со ст. 130 УК РФ оскорбление есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме.
(Извлечение из приговора Клявлинского районного суда от 05.12.2005)
Приговором мирового судьи судебного участка № 1 Клявлинского района Самарской области К. признана виновной в том, что она 22 декабря 2004 года около 14 часов 30 минут, имея прямой умысел, из личных неприязненных отношений, возникших в ходе ссоры по поводу госпитализации ее дочери К-й, с целью оскорбления врача С. в присутствии А., И. и Ш. говорила, что С. не лечит людей, а только морит их, что ее нужно лишить диплома, что С. совершила должностное преступление тем, что отказала в госпитализации ее дочери, что С. нужно торговать ржавыми гвоздями на базаре, то есть в совершении преступления, предусмотренного ст. 130 ч. 1 УК РФ.
Клявлинский районный суд приговор отменил, указав следующее.
Мировой судья, делая вывод о виновности К., сослался в приговоре на заключение эксперта, но при этом не дал совокупной оценки всем исследованным по делу доказательствам, вследствие чего пришел к необоснованному выводу, что в действиях К. имеется состав преступления, предусмотренного ст. 130 ч. 1 УК РФ.
Кроме того, суд в приговоре сослался на объяснения свидетеля Ш., не допросив его в судебном заседании, что является недопустимым.
Оценив показания подсудимой К., показания свидетелей, заключения эксперта, суд пришел к выводу, что вина К. в совершении преступления, предусмотренного ст. 130 УК РФ, не установлена, поскольку в соответствии со ст. 130 УК РФ оскорбление есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме. Объективную сторону оскорбления составляют действия, которые унижают честь и достоинство личности в неприличной форме, то есть в форме, противоречащей установленным правилам поведения, а также требованиям общечеловеческой морали. Данное преступление будет оконченным после совершения действий, унижающих честь и достоинство.
Из показаний К., свидетелей видно, что К. была возмущена поведением С, что С. как врач не оказала медицинскую помощь и не госпитализировала ее дочь, больную сахарным диабетом, которая находилась в критическом состоянии. К. высказала свое мнение о профессиональной деятельности врача С., говоря ей, что она не врач, что она нарушила клятву Гиппократа, и зная, что С. занимается помимо врачебной деятельности еще и торговлей, посчитала, что врачу С. надо определиться, чем конкретно заниматься, торговать или лечить людей. Слова "лишить диплома, торговать ржавыми гвоздями" нельзя отнести к словам, выраженным в неприличной форме, поскольку К. имела в виду черствость и бездушие С. как человека и врача, имея в виду, что врач С. не выполняет долг врача, а занимается предпринимательской деятельностью.
В судебном заседании не было установлено выражений, высказанных в неприличной форме, все слова К. были сказаны относительно профессиональных качеств С. как врача.
Приговор мирового судьи в отношении К. отменен, К. оправдана.

2. В соответствии с ч. 4 ст. 70 УК РФ окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда.
(Извлечение из приговора Шенталинского районного суда от 06.03.2006)
Приговором мирового судьи судебного участка № 1 Шенталинского района от 12.01.2006 А. осужден за совершение преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 1 УК РФ, к восьми месяцам лишения свободы.
В соответствии со ст. 70 и ч. 4 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение, назначенное А. приговором Черемшанского районного суда Республики Татарстан от 20.09.2004, и окончательное наказание определено путем частичного сложения наказаний в виде девяти месяцев лишения свободы с содержанием в ИК общего режима.
Шенталинский районный суд приговор частично отменил, указав следующее.
А. обоснованно признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 1 УК РФ, наказание за данное преступление А. назначено также правильно, в соответствии с тяжестью совершенного преступления, в пределах санкции данной статьи.
Однако при назначении А. наказания по совокупности приговоров и назначении вида исправительного учреждения мировым судьей нарушены положения уголовного закона, поэтому в этой части приговор подлежит изменению.
В соответствии с ч. 4 ст. 70 УК РФ окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда.
Приговором Черемшанского районного суда Республики Татарстан от 20.09.2004 А. осужден по ст. 158 ч. 2 и. п. "а", "б" УК РФ к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком один год шесть месяцев. Постановлением от 28.04.2005 испытательный срок ему продлен на два месяца до 20 мая 2006 года.
В течение испытательного срока А. совершил новое преступление небольшой тяжести.
Мировой судья в соответствии со ст. 74 ч. 4 УК РФ обоснованно отменил условное осуждение и назначил наказание по совокупности приговоров, поскольку А. в течение испытательного срока вел себя отрицательно, не выполнял возложенные на него обязательства, данные обстоятельства подтверждаются материалами дела, сведениями о личности подсудимого.
Однако при этом мировой судья по совокупности приговоров определил девять месяцев лишения свободы, хотя в этом случае наказание, назначенное по совокупности приговоров, должно быть не менее двух лет.
Кроме того, мировой судья в нарушение ч. 1 ст. 58 УК РФ не указал в приговоре мотивов назначения вида исправительного учреждения - колонии общего режима - с учетом личности виновного.
Так, в течение испытательного срока, назначенного предыдущим приговором, А. уклонялся от выполнения возложенных судом обязательств, не являлся на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию, совершал нарушения общественного порядка, подвергся за это административному наказанию.
Приговором Шенталинского районного суда А. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 1 УК РФ, и ему назначено наказание в виде восьми месяцев лишения свободы.
В соответствии со ст. 70 и ч. 4 ст. 74 УК РФ условное осуждение, назначенное приговором Черемшанского районного суда Республики Татарстан от 20.09.2004, отменено и окончательно назначено наказание два года один месяц лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

3. В соответствии со ст. 51 ч. 1 п. 1 УПК РФ участие защитника в судебном заседании обязательно, если подсудимый от него не отказался в установленном законом порядке.
(Извлечение из приговора Похвистневского районного суда от 05.12.2005)
Приговором мирового судьи участка № 1 г. Похвистнево Самарской области П. осужден за совершение преступления, предусмотренного ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 1 УК РФ.
Похвистневский районный суд приговор отменил, указав следующее.
В соответствии со ст. 51 ч. 1 п. 1 УПК РФ участие защитника в судебном заседании обязательно, если подсудимый от него не отказался в установленном законом порядке. Как видно из протокола судебного заседания, судьей нарушено право подсудимого на защиту - не обеспечено фактическое присутствие защитника в судебном заседании, в материалах дела отсутствует ордер адвоката.
По делу допущены и другие нарушения требований УПК РФ.
В нарушение ст. 281 ч. 1 УПК РФ показания не явившихся потерпевшего, свидетелей Г., Г-й, К. оглашались без выяснения мнения участвующего в деле государственного обвинителя.
При допросе свидетелей Г., М., К. судьей нарушены требования ст. 278 ч. 2 УПК РФ, так как не выяснено отношение этих свидетелей к подсудимому, потерпевшему, не разъяснены их права и обязанности, предусмотренные ст. 56 УПК РФ.
Кроме того, П. признан виновным по ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 1 УК РФ, т.е. в покушении на преступление.
Из приговора же видно, что действия П. не изложены, указано лишь, что П. намеревался похитить имущество. Однако само по себе намерение совершить преступление без совершения каких-либо действий не влечет уголовной ответственности.
Приговор мирового судьи отменен, суд апелляционной инстанции постановил новый приговор, которым П. признан виновным по ст. 30 ч. 3, ст. 158 ч. 1 УК РФ.

4. В соответствии со ст. 305 УПК РФ в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора излагаются основания оправдания подсудимого и мотивы, по которым суд отвергает доказательства, представленные стороной обвинения.
(Извлечение из приговора Автозаводского районного суда от 08.02.2006)
Приговором мирового судьи судебного участка № 6 Автозаводского района г. Тольятти от 19.01.2006 Д. был оправдан по ч. 1 ст. 116 УК РФ в связи с его непричастностью к совершению преступления.
Автозаводский районный суд приговор отменил, указав следующее.
Р. обвинял Д. в том, что он 17.09.2005 около 23 часов пришел к нему домой в квартиру 242, д. 48, Приморский бульвар, г. Тольятти и в присутствии дочери нанес ему удар кулаком в переносицу и несколько ударов по голове. 18.09.2005 Р. обратился за медицинской помощью в травмпункт Автозаводского района г. Тольятти и с заявлением в ГОМ 3 АРУВД г. Тольятти. Согласно акту медосвидетельствования № 2335 А/Т от 19.09.2005 у Р. обнаружены повреждения в виде кровоподтека переносицы, внутреннего угла левого глаза, которые не повлекли вреда здоровью.
В нарушение требований, предусмотренных ст. 305 ч. 1 п. 3, 4 УПК РФ, мировым судьей в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора не приведены мотивы, по которым им были отвергнуты доказательства, представленные частным обвинителем Р., в частности акт медосвидетельствования.
Кроме того, как видно из протокола судебного заседания, мировой судья при допросе частного обвинителя - потерпевшего Р. не предупредил его об уголовной ответственности по ст. 307 - 308 УК РФ. Подписка о разъяснении судом последствий, предусмотренных ст. ст. 307, 308 УК РФ, свидетелю Г. не подписана председательствующим.
В ходе судебного заседания не было проверено алиби подсудимого Д., который утверждал, что 17.09.2005 с утра находился дома, затем - с обеда до 21 часа - у родителей и затем вернулся домой, к бабушке, и в этот день Р. он не видел.
В апелляционной инстанции, исходя из показаний оправданного Д., свидетелей Г., В. и С, было установлено, что 16.09.2005 в 23 часа между Д. и Р. у подъезда дома Р. произошла словесная ссора, после которой Д., не заходя в квартиру Р., ушел. 17.09.2005 Д. с утра находился дома, затем - с обеда до 21 часа у родителей В., а затем вернулся домой, к бабушке С., и в этот день Р. и Г. он не видел. Допрошенные в суде свидетели Г., В., и С. подтвердили алиби подсудимого.
Частный обвинитель Р. по месту жительства соседями характеризуется крайне отрицательно, как лицо, злоупотребляющее спиртными напитками, выражающееся нецензурной бранью.
Факт наличия у частного обвинителя Р. телесного повреждения, подтвержденного актом мед освидетельствования, не может являться прямым доказательством того, что именно Д. причинил данное телесное повреждение Р. Для этого требуется совокупность относимых и допустимых достоверных доказательств, которых частный обвинитель Р. в суде не предоставил, а поскольку все сомнения толкуются в пользу подсудимого, суд пришел к убеждению, что Д. надлежит оправдать в совершении преступления, предусмотренного ст. 116 ч. 1 УК РФ, в связи с его непричастностью к совершению данного преступления.

5. Согласно действующему Постановлению Пленума Верховного Суда РФ "О судебном приговоре" "при постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам".
(Извлечение из приговора Автозаводского районного суда от 21.02.2006)
Приговором мирового судьи судебного участка № 4 Автозаводского района г. Тольятти Р. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 1 УК РФ.
Автозаводский районный суд приговор отменил, указав следующее.
В приговоре мировой судья ссылается на показания допрошенных по делу лиц, подтверждающих те или иные фактические обстоятельства, однако содержание их показаний не раскрыто. В описательно-мотивировочной части приговора только перечислены фамилии потерпевших, свидетелей.
Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ "О судебном приговоре" от 29.04.1996 с последующими изменениями и дополнениями при постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Суд в соответствии с требованиями закона должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты.
Кроме того, протоколы судебного заседания, имеющиеся в материалах дела, составлены с грубым нарушением требований ст. 259 УПК РФ.
В протоколах судебного заседания отсутствуют сведения о разъяснении участникам уголовного судопроизводства их прав, обязанностей и ответственности.
   ------------------------------------------------------------------

--> примечание.
В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду пункт 5 части 3 статьи 259, а не пункт 5 части 2 статьи 259 УПК РФ.
   ------------------------------------------------------------------

В нарушение п. 5 ч. 2 ст. 259 УПК РФ действия суда изложены не в том порядке, в каком они имели место в ходе судебного заседания. Так, в протоколе отсутствуют сведения о том, что после произнесения речей всем участникам прений предоставлялась реплика.
Также в протоколе отсутствует указание на статьи уголовного процессуального закона при разъяснении порядка ознакомления с протоколом судебного заседания, принесении замечаний на него, разъяснении порядка и срока обжалования приговора.
Приговор мирового судьи отменен, постановлен новый приговор, в котором оставлены без изменения квалификация, вид и размер наказания.

6. В соответствии со ст. 309 УПК РФ в резолютивной части приговора должно содержаться решение по предъявленному гражданскому иски.
(Извлечение из приговора Автозаводского районного суда от 30.03.2006)
Приговором мирового судьи судебного участка № 5 Автозаводского района г. Тольятти Д. и Д-й осуждены за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ.
Автозаводский районный суд приговор частично отменил, указав следующее.
Д. и Д-й были признаны виновными в том, что 03.08.2005 в квартире 143 дома 12 по ул. Дзержинского гор. Тольятти на почве личных неприязненных отношений в ходе конфликта нанесли Г. удары руками по различным частям тела, причинив физическую боль и телесные повреждения в виде ссадин левого надплечия, у левого угла нижней челюсти, кровоподтеков левого плеча, не повлекших вреда здоровью.
Г. был заявлен иск о компенсации морального вреда.
Правильно установив фактические обстоятельства дела и квалифицировав действия подсудимых, мировой судья допустил нарушения Уголовно-процессуального кодекса в части разрешения гражданского иска.
Как видно из приговора, в его описательно-мотивировочной части содержится мотивировка отказа в удовлетворении исковых требований, однако в резолютивной части приговора указания на это не содержится.
В соответствии со ст. 309 УПК РФ в резолютивной части приговора должно содержаться решение по предъявленному гражданскому иску.
Приговор мирового судьи в отношении Д. и Д-го отменен в части гражданского иска.
Приговором Автозаводского районного суда Д. и Д-й признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ст. 116 ч. 1 УК РФ, и назначено наказание в виде штрафа в размере 2 000 рублей каждому. В удовлетворении исковых требований Г. отказано, т.к. из материалов дела усматривается, что она не лечилась ни амбулаторно, ни стационарно, продолжала работать. В судебном заседании Г. не смогла пояснить, в чем заключается причиненный ей моральный вред, какие она испытала моральные и физические страдания.


   ------------------------------------------------------------------

--------------------

Автор сайта - Сергей Комаров, scomm@mail.ru